• Instagram

И назван он был Римом

На выходных вся семья собралась в гостиной. Мягкий осенний закат золотил верхушки домов на улице, озаряя комнату ровным и теплым светом. Ветер кружил багряные листья, и причудливым узором раскладывал их на лужайке.

 

Катя и Ваня наблюдали эту картину в окно. Насмотревшись, мальчик подошел к отцу и спросил:

- Папа, а когда братья основали город, почему его назвали Римом?

- Как хорошо, что ты вспомнил о нашей истории. Об этом рассказывает еще одна легенда. Хотите ее узнать? - папа взял в руки книгу.

Катя подбежала и уселась рядом:

- Конечно! Мы обязательно должны услышать продолжение.

- Когда братья с частью народа альбанцев (жителей Альба Лонги) основали свое поселение, они стали спорить, чье же имя должен носить город.

- Наверное, каждый из братьев хотел, чтобы выбрали его, – сказал Ваня.

- Именно так. А поскольку в древности люди очень многие вещи объясняли с помощью божественных знамений: это могли быть гроза или шторм, животные, птицы, – то решено было сделать так. Каждый из братьев встал на холме и стал считать пролетающих птиц. Рем первый заметил шесть коршунов, а Ромул позднее рассмотрел двенадцать. Рем затаил обиду на брата, думая, что тот соврал. Желая возразить Ромулу, он перепрыгнул через ров, который окружал город, и пал замертво.  Одни говорят, что виной тому камень, случайно попавший ему в голову, другие - что Ромул намеренно убил брата. 

- Как ужасно, ведь это его собственный брат! Страшный поступок,- сказала Катя.

- Времена были жестокие, и ты увидишь сама, что история Рима беспощадна не только к врагам, но, порой, и к собственным сыновьям.

Теперь, став единственным царем, Ромул дал городу свое имя. Выбрав сто старейшин, он назвал их сенатом, и поручил  им управление поселением. Потомки старейшин стали патрициями, а простой народ - плебеями. Для того, чтобы население увеличивалось, Ромул дает кров мелким преступникам, изгнанникам, и прочим непорядочным людям.

Катя удивилась:

- Что же это за город получается, если там живут одни бандиты?

- И действительно, ближайшие поселения совсем не обрадовались такому соседству. В Рим приходили все новые и новые мужчины, но вот какая была проблема: никто из ближайших соседей не соглашался отдавать в жены им своих дочерей. И тогда Ромул придумал хитроумный план.

Однажды он позвал народы на празднование. В числе прочих пришли и сабиняне, со своими женами и дочерями. Всем было интересно посмотреть на новый город. Внезапно посреди праздника Ромул подал знак своим людям. Они стали хватать девушек, и уносить их в свои дома.

- Просто украли? Вот так план! – удивился Ваня.

- Но неужели семьи не смогли их защитить? – возразила Катя.

- Действительно, в суматохе сабиняне растерялись, и бежали из города. Но не смогли простить такой поступок, и стали готовиться к войне, чтобы силой вернуть дочерей.

Часы на камине пробили девять раз, и мама, встав с кресла, сказала:

- Исход этой битвы мы узнаем уже завтра, потому что сейчас время отправляться спать. 

Катя и Ваня расстроились из-за прерванной сказки, но отправились в свою комнату.

Уже закрывая глаза, мальчик прошептал:

- Как ты думаешь, может, и в этот раз у нас получится попасть в Рим?

- Здесь явно какое-то волшебство, - ответила Катя, -  Но я пока не знаю, как оно работает.

- Я тоже. Но постараюсь представить Рим перед сном.

Ребята закрыли глаза, и изо всех сил стали представлять: жаркий день, яркое солнце. Холмы с постройками, городские стены.

- Ой! – воскликнул Ваня. Он ясно видел все перед собой. - Значит, я не сплю?

Катя, которая стояла в двух шагах от него, жмурилась от солнца.

- У нас получилось! – сказала она.

- Да! – ответил Ваня. - И значит, мы должны помочь римлянам.

- Но это их вина. Украв дочерей сабинян, они поступили очень плохо.

- У меня есть идея! А что, если этой войны совсем не будет? Возможно, ее удастся предотвратить?

- Мы должны сделать все, что в наших силах!

Ребята пошли по улице, уходящей вниз. Спустившись с холма, они увидели большую площадь, на которой стояло много людей. Все разговаривали друг с другом, о чем-то спорили или шутили.

Вдруг за спинами детей раздался голос:

- Что вы делаете на форуме, дети? Вы что, не знаете, что вот-вот нападет войско сабинян? Идите домой и хорошо спрячьтесь.

С Катей и Ваней заговорил невысокий седовласый мужчина, одетый в белую накидку, спускающуюся с плеч. На щеке его красовался яркий шрам.

- Да, мы уже идем домой, - Ваня прищурился от солнца, разглядывая собеседника.

Кате не терпелось узнать больше о надвигающемся войске. Она подошла поближе к мужчине и спросила:

- Сабиняне пришли забрать своих дочерей обратно?

- Да, они не могут простить римлянам обиду. Только война эта совсем бесполезна.

- Почему? - Катя и Ваня переглянулись в тревожном ожидании.

- Сабинянки уже давно стали женами и матерями, получили звание граждан Рима. Никто не желал им зла, и они полюбили своих похитителей и наш прекрасный город.

Дети смотрели друг на друга, не произнося ни слова. Однако оба понимали, почему оказались в Риме именно в этот момент истории: они должны были предотвратить войну, во что бы то ни стало.

- Спасибо вам, добрый гражданин, - только и смог произнести Ваня от волнения.

- Меня зовут Юлий Прокул. Сенатор Юлий Прокул, - мужчина кивнул, и направился к группе людей, активно спорящих друг с другом.

Шум толпы был прерван криками солдат, бегущих через площадь:

- Сабиняне прорвались в город, и уже захватили крепость! Кто-то предал нас и открыл им путь! Вот-вот они будут здесь! Всем гражданам покинуть форум и спрятаться в домах!

Народ в панике заметался, солдаты стройным шагом направились к холму, на котором стояла крепость.

Катя в нерешительности посмотрела на брата: 

- Что же делать? Теперь, когда сабиняне уже в городе, нет никакого шанса остановить битву.

- Мы еще можем успеть! Мне кажется, нам в этом помогут те, кто тоже не хочет потерять своих близких. Бежим за мной!

Тем временем сабиняне уже спустились на равнину, и оказались лицом к лицу с римским войском, преграждавшим им путь. На долю секунды в воздухе разлилось молчание. Казалось, можно услышать дыхание воинов. Напряжение было велико, так как каждый из народов считал, что его дело – правое. Одни защищали город, другие пришли забрать домой своих детей.

Солдаты двух армий бросились друг на друга. Внезапное взятие крепости и проникновение чужой армии в город застало римлян врасплох. Они не были готовы к битве, и под натиском сабинян римское войско начало отступать.

Один за другим, теснимые врагами, солдаты Ромула стали бросать оружие, и убегать. Вдруг посреди битвы высокий и статный войн, в искрящихся на солнце доспехах, воздел руки и меч к небесам и прокричал:

- Юпитер! По приказанию посланных тобою птиц я положил здесь, на Палатинском холме, основание городу. Но ты, отец богов и людей, хоть сюда не пусти врагов, освободи римлян от страха и останови позорное бегство! Отсюда, римляне, Юпитер Всемогущий приказывает остановиться и возобновить битву!

То был Ромул, царь и основатель Рима, отчаянно взывающий к богам, чтобы спасти свой город.

И вдруг произошло невероятное. Солдаты, один за другим, как будто по волшебству, замерли, подняли свое оружие - и двинулись обратно на неприятеля. Страстная речь их предводителя вернула им смелость и придала сил.

Битва снова закипела. Оба народа были настроены стоять до конца.

В пылу сражения они не сразу заметили, что со всех улиц города, прямиком под мечи и копья, бегут женщины. С распущенными волосами, неся на руках маленьких детей, бесстрашные и непоколебимые, они бросились между двумя войсками. Их крики и плач заглушили лязг мечей. Мужчины в оцепенении остановились.

- Если вы негодуете на свойство, если вы негодуете на брак, то обратите свой гнев на нас: мы – причина войны, мы – причина ран и смерти наших мужей и родителей! Лучше нам погибнуть, чем жить без кого-нибудь из вас, вдовами или сиротами.

Пораженные и растроганные этими речами, солдаты опустили оружие.

Женщины плакали. Они смогли остановить бесполезное сражение. Отцы и мужья остались живы, и решили начать переговоры об объединении двух народов.

Понемногу воины начали расходиться. Женщины уводили их домой, чтобы познакомить отцов с внуками и мужьями, показать, как устроена их жизнь.

Посреди этого действа стояли двое детей, мальчик и девочка, и улыбались друг другу.

- Я до сих пор не могу поверить, что у нас получилось! – Катя смотрела на город со слезами на глазах. - Как правильно ты придумал уговорить сабинянок остановить сражение.

- Никто не мог желать этого сильнее, чем они. Надеюсь, теперь оба народа будут жить в согласии друг с другом. А нам, похоже, пора домой. – Ваня зажмурился и зевнул. - Я очень устал.

Пронеслось мгновение, или целая ночь, и мальчик открыл глаза. Мягкий рассвет проглядывал сквозь занавески комнаты. На соседней кровати тихо спала Катя. Ваня подошел к ней и дотронулся до одеяла:

- Проснись! Ты тоже видела этот сон?

- Что? - Катя подскочила на кровати. - Сабинянки спасли Рим и своих отцов! Мне же это не приснилось?

- Нет, мы действительно были там. Просто я испугался, что мне это почудилось.

После завтрака дети обступили папу: им не терпелось поскорее узнать, смогли ли два народа жить в мире после сражения.

Папа очень удивился, когда дети рассказали ему, как сабинянки встали меж двух войск, и спасли оба народа.

- Если вы знаете исход битвы,- папа мельком посмотрел на маму. Ее взгляд выражал тревогу, - то я расскажу вам, что было дальше. Два народа объединились, и стали жить вместе. Теперь правили Ромул и сабинский царь Таций.

Во время правления Ромула было еще несколько сражений, но всегда римским солдатам удавалось выйти победителями, и увеличить свои земли, присоединив побежденные города.

И вот, на тридцать седьмом году правления, Ромул созвал войска на смотр. Вдруг налетела ужасная гроза: молнии сверкали в небе, гром сотрясал землю, потоки ветра кружили пыль в страшном вихре, так, что затмили само солнце, и люди перестали видеть друг друга. Когда буря так же внезапно утихла, римляне обнаружили, что трон пуст. Царь исчез. Люди стали говорить, что он вознесся к богам, как величайший из правителей. Хотя некоторые считали, что это был заговор сенаторов, похитивших и убивших Ромула.

Споры продолжались, пока в сенате, приложив руку к святыням, патриций Юлий Прокул не поклялся, что ему явился великий царь с посланием для римского народа.

Катя и Ваня улыбнулись друг другу:

- Как ты говоришь, пап, звали этого патриция? Юлий Прокул? Мне кажется, он был невысоким и седовласым мужчиной, со шрамом на щеке.

Папа задумался и ответил:

- Может быть, и так. Юлий Прокул был давним соратником Ромула, последовавшим за ним из Альбы. Они прошли вместе много сражений, и, наверняка, сенатор мог получить ранение в бою.

- Что же сказал Юлий? Что он видел? – перебила Катя.

- Сенатор рассказал, что Ромул явился ему и промолвил: «Богам угод­но было, Про­кул, дабы мы, про­жив дол­гое вре­мя сре­ди людей, и осно­вав город, с кото­рым ника­кой дру­гой не срав­нит­ся вла­стью и сла­вою, сно­ва вер­ну­лись на небе­са, в преж­нее наше оби­та­ли­ще. Про­щай, и ска­жи рим­ля­нам, что, совер­шен­ст­ву­ясь в воз­дер­жан­но­сти и муже­стве, они достиг­нут вер­ши­ны чело­ве­че­ско­го могу­ще­ства. Мы же будем мило­сти­вым к вам боже­ст­вом — Кви­ри­ном».

- Великий был царь, если даже стал богом, – восхитилась Катя.

- Так говорят легенды, – папа закрыл книгу и отложил ее в сторону.

- Но кто же теперь будет править Римом? Оставил ли Ромул наследников?

- Нет, не оставил. И Рим еще долго будет уговаривать следующего царя занять трон.

Но это уже другая история.